Вам это будет интересно!

  • Song to the Siren

  • Сентябрь на Крите - это прекрасно!



  • Крестный отец. Стивен Майзел

    Если же прошлое восркресенье было посвящено Эллен фон Унверт, то сегодня этот день принадлежит Богу-Модной-Фотографии Стивену Майзелу.
    Майский Vogue, на данный момент последний кому удалось взять интервью. Стивен весьма застенчив и мало когда делится сокровенным.

    Джонатану ван Метеру удалось взять у фотографа телефонное интервью, а также, побеседовать с девушками, которых он когда-то "создал". Линда, Наоми, Кристи и даже Мадонна.

    "Стивен Майзель ведет достаточно затворнический образ жизни: очень редко посещает модные показы и вечеринки, и почти никогда не дает интервью. Он не устраивает ретроспективные выставки своих работ и не выпускает иллюстрированные альбомы. Одним словом, не делает ничего, что заставило бы его общаться с публикой. Друзья, все как один утверждают, что он очень застенчив и особенно сдержан в присутствии незнакомцев. "Мне кажется ему просто необходимо так себя вести, это защитная реакция" - говорит Амбер Валлетта. "Он очень чувствителен""

    [more=push]

    "Линда Евангелиста, одна из ближайших подруг фотографа, видит ситуацию с затворничеством несколько иначе: "Он просто очень трепетно относится к личному. Стивен не медийная шлюшка. Спорю, вы затащили его на это интервью с боем и криком. Но это не имеет ничего общего загадочностью. Слава не принесет ему никакого удовлетворения.""

    "И даже Мадонна соглашается с тем, что в Майзеле есть какая-то загадка. После долгих лет знакомства она говорит, что до сих пор не знает его на все сто: "Я знаю, что очень его люблю" - говорит Мэдж. "Тебя просто засасывает его аура. Он знает что делает." Это Мадонна поняла после одной из первых совместных работ, коей оказалась фотосессия "Like a Virgin"."

    ""До знакомства с Майзелем я просто появлялась на месте съемок в своей одежде, становилась перед камерами, и фото было сделано. Со Стивеном все происходило иначе. Целая команда людей буквально "обрушивалась" на меня. Они раздевали меня. Кто-то хватал меня за волосы, кто-то делал что-то с лицом, ещё один помогал примерять разные комбинации нарядов, и было такое ощущение, что все они говорят на одном языке - на языке Стивена Майзеля. У Стивена была своя визия. В своих работах он ссылался на вполне конкретные вещи. Я очень уважаю то, как тщательно и серьезно он подходил к работе, но в то же время, в его работах присутствует и немалая доля иронии. Он заставил меня почувствовать себя частью чего-то очень важного. К каждой фотосессии он относился как к съемкам маленького фильма и всегда настаивал на том, что в процессе каждой съемки мы должны создать какой-нибудь новый образ. Он был первым кто познакомил меня с идеей reinvention'a"."

    "Большую часть зимы я провел в попытках выйти на связь с женщинами, которых "создал" Майзель. Наоми позвонила мне прямо из машины, когда какой-то знакомый по имени Юрий катал её по Москве (во время нашего разговора она крикнула на него всего лишь раз). Больной и простывший я брал интервью у Линды (она предложила прислать мне куриный бульон). Кристи практически не звонила мне, так как была занята получением степени магистра общественного здоровья в колумбийском университете. Каролин Мерфи я нашел в Калифорнии, а Лию Кебеде в Нью-Йорке. Коко Роша в Австралии, а Амбер Валлетту в Санта-Монике. Стелла Теннант перезвонила мне из Шотландии, а Кристен МакМенами из гардеробной своего дома в Лондоне, где она пряталась от своих детей, чтобы те её не услышали."

    "Думаю, все модели на чем-то зациклены" - говорит Кристен МакМенами. "У меня большая зацикленность на своей внешности. В детстве я всегда была изгоем. Во время первой совместной работы со Стивеном я почувствовала себя уютно, почувствовала, что я - привлекательна. Он всегда делает так, чтобы ты ощущал себя частью команды. Делает так, чтобы ты чувствовал себя не менее значимым чем он сам""

    "Практически все модели утверждают, что Майзелю они обязаны своей блестящей карьерой. "Он словно мой сказочный крестный отец!" - говорит Стелла Теннант. "Всё именно так и произошло! Тебе надо поехать на балл! Ты должен попасть на обложку американского Vogue! Потому что это очень важный шаг в твоей карьере. Есть немало влиятельных fashion-фотографов, но я не думаю, что кто-то из них способен "закинуть" модель так высоко и так далеко, как это способен сделать Майзель.""

    "Стивен Майзель родился в 1954 году на Манхэттэне. Когда ему было 3 его семья (родители Сара и Леонард, сестра Робин) переехали в Port Washington где и прошло детство будущего фотографа. (Когда я спрашиваю у него, живы ли до сих пор его родители, он отвечает "Живы! И по прежнему вместе!"). Его отцу Леонарду 95 лет, и в его жилах течет русская и еврейская кровь, а 85-летняя мать Сара (на половину ирландка, на половину британка) по прежнему раз в неделю приезжает в город для того, чтобы пообедать с сыном. С блестящим миром шоу-бизнеса Майзель познакомился рано. Его бабушкой по матери была Nat Simon, композитор и автор песни под названием "Poinciana", которая в свое время была весьма популярна в Нью-Йорке. Мать фотографа была певицей. Однажды она даже ездила на пробы в Голливуд, в надежде подписать контракт с какой-нибудь крупной киностудией, но отцу Майзеля эта затея не понравилась, и на этом карьера Сары закончилась. Она стала домохозяйкой. Леонард был сотрудником London Records. "Артисты приезжали из Европы и мой отец возил их по разным концертным площадкам и радио станциям" - говорит Майзель. Том Джоунс как-то останавливался у них на четыре дня. Иногда Леонард брал сына с собой в Jilly's, где тот мог увидеть Фрэнка Синатру, или в Copacabana, где юный Стивен однажды сидел так близко к сцене, на которой выступали the Supremes, что казалось бы, мог до них дотронуться. Когда в 1965 году the Beatles выступали на Shea Stadium Стивен до концерта пробрался бэкстэйдж для того, чтобы познакомиться с легендарной четверкой. "Сейчас я понимаю, что всё это было просто блестяще" - говорит фотограф."

    "Кузиной Майзеля была Даян Ротшильд, легендарный директор по рекламе. Когда Майзелю было двенадцать, она привела его на съемки рекламы продукции текстильной компании. Он четко помнит что тогда, больше наблюдал за моделями, а не за работой фотографа Мелвина Сокольски, потому что они были знакомы ему по модным журналам, которые он постоянно читал. "Уже тогда я был одержим" - говорит Стивен. Его мать и сестра тоже были красотками. Сара была яркой блондинкой, и на старых фотографиях она выглядит так, словно только что покинула одну из очередных съемок Майзеля. Его сестра Робин частенько разрешала ему экспериментировать со своей прической и макияжем, и фотографировать её. Каждую субботу он ходил с ними за покупками в Saks и Bergdorf и посещал бутики вроде Paraphernalia и Abracadabra. "Я должен был ходить с ними по магазинам. Мир о котором я читал на страницах модных журналов становился реальностью"."

    "После школы Майзель поступил в Parsons на иллюстратора. В 1974 году его рисунки увидела креативный директор Women's Wear Daily и наняла Стивена на работу. Работая в WWD Майзель снова вернулся в Parsons, но на этот раз уже для того, чтобы преподавать. Молодой Марк Джейкобс мечтал попасть в группу его студентов. "Иногда я видел Стивена гуляющим по Нью-Йорку в сопровождении постоянной компании друзей - Тери Тойе, Стивена Спроуза и Анны Суи, но на тот момент я не был с ним знаком" - говорит Джейкобс. "Я был большим поклонником его рисунков. В первый же день лекций выяснилось, что Стивен не будет преподавать. Журнал W отправил его куда-то что-то снимать. Именно тогда начиналась его карьера фотографа.""

    "В начале 80х Майзель почувствовал, что интерес к модной иллюстрации начинает постепенно угасать. "Я нуждался в чем-то бОльшем" - говорит он. Стивен начал с того, что фотографировал своих подруг, а однажды, на улице встретил девушку, и попросил её немного для него попозировать. Девушку звали Валери Кейтс, она была сестрой Фиби Кейтс, модели, интересы которой тогда представляло модельное агентство Elite. "Я снимал Валери и Фиби по выходным" - говорит Майзель. Сотрудникам Elite так понравились работы Стивена, что вскоре, они предложили ему сделать несколько тестовых снимков девушек, которые только что заключили контракт с агентством. Elite снабдил его всем необходимым для съемки, и Майзель начал оттачивать свое мастерство, а вместе с тем и учиться делать так, чтобы 14-летние девочки в образе взрослой женщины перед камерой чувствовали себя комфортно. В самом начале макияжем, прической и подбором одежды занимался сам Стивен. "Я и не знал, что бывает иначе" - говорит он."

    "Редактор журнала Seventeen увидев его фотографии в портфолио одной из моделей связался с ним и предложил работу. Первая фотосессия Майзеля для журнала проходила в деревенском доме в Коннектикуте. "У меня тогда получились такие милые картинки" - говорит он. Вскоре Стивен уже снимал для W, Mademoiselle, Self, и конечно же - Vogue."

    2 for 1 Special, фотограф Steven Meisel, 2008

    "Я по прежнему работал на WWD и преподавал" - рассказывает фотограф. "Редактором Vogue на тот момент являлась Mary Russell, которой очень нравились мои работы. Во время посещения мной её офиса она познакомила меня с креативным директором Алексом Либерманом, и тот предложил мне поснимать в Европе новые коллекции" Майзель сделал небольшой перерыв в своей работе на WWD и отправился в Париж и Милан в компании модели Марисы Индри, которую сам же и выбрал. "У меня не было ассистентов. Не было никакого макияжа и прически. Мы могли постучать в двери, например, Сэн Лорана и на лицах людей читался немой вопрос "Кто эти двое?". Но различные дома мод, которые мы посещали, всё-таки давали нам одежду. А иногда Мариса и я просто выходили на улицы. Я там причесывал её, она переодевалась.". Когда Стивен вернулся в Америку, Vogue предложил ему снять коллекции нью-йоркских дизайнеров. "Мы были в какой-то студии, где было много натурального света. Вдруг, появились мэйкап и прическа. Я сказал "Хммм, ну ладно". Это был мой первый опыт сотрудничества с Vogue"."
     
    Girls on Film, фотограф Steven Meisel, 2006
     
     
    "С удивительной ловкостью Майзель превращал рабочий процесс в нечто очень креативное и коллаборационное. Основной задачей всего этого было изобретение и создание нового образа. "Мы начали работать, честно, по 3/4 месяца. Я чувствовала себя домашней моделью. Мы работали в его мастерской на Бродвее. Я приходила каждый день и заходя в мэйк-ап комнату спрашивала "Что мы сегодня будем делать? Что мы изобретем сегодня?" - рассказывает Терлингтон"
     
     
    "Свой первый фотосет с Линдой Евангелистой Майзель помнит в деталях. "Мне в руки попался какой-то европейский журнал, который в общем-то ничего особенного из себя не представлял, но на его страницах была маленькая фотография Линды. Помню, я тогда подумал "У этой девушки потрясающая линия". Он пригласил её и ещё нескольких девушек на съемки для журнала Vogue. "Я тогда работал с Франсуа Нарсом и Орибэ, и они были от неё в восторге: "О, эта девушка! Она сведет нас с ума" - говорили они. Это их очень вдохновляло. Франсуа всё рисовал и рисовал что-то на её лице, а Орибе продолжал делать её прическу всё выше и выше. Они закончили и она засияла. Как кристалл. Улыбка! Дёсна! Глаза просто сверкали! Тогда я решил, что буду снимать только Линду, и мы отправили всех остальных девушек по домам. Она нас очень вдохновила, мы просто влюбились.""
     
     
    "Чувства были взаимны. "Это было началом нашей истории" - говорит Линда. "Я помню как они сказали, что им очень нравятся мои коленки. К телу модели никогда не относятся как к единому целому. Тебя разбирают на множество маленьких кусочков. Сначала я подумала, что они шутят. Меня ведь всю жизнь дразнили из-за моих коленок. Они ещё сказали что-то про мои десна. И я такая "Мои десна?". Никогда бы не подумала, что мои десна могут чем-то запомниться." - смеется модель. "Вот так вот. Мои коленки и десна"."
     
     
    "Съемки для майского выпуска американского Vogue выпали на вторник. Необычно, должно быть, для Майзеля было собрать всех этих женщин в одном месте. Стивен говорит, что в воздухе витал какой-то дух воссоедниения, а ещё были объятья, слезы и демонстрирование фотографий своих детей. "Всё это было очень мило и трогательно" - говорит он. "Потому что для многих девушек работа в мире моды изменила всю их жизнь. Правда, правда изменила! Я сижу и вспоминаю, как девушки приходили ко мне в стареньком пальто и с тремя долларами в кармане, а сейчас многие из них замужем за миллионерами... Мне кажется, эта работа чаще остальных меняет судьбы кардинально.""
     
    Garden of Delights, фотограф Steven Meisel, 2006
     

     
    "Его жизнь она изменила тоже. Сегодня он делит свое свободное время (с бойфрендом, о котором он не рассказывает) между виллой в Беверли Хиллс - похожей на одну из тех, в которых он когда-то снимал рекламу для Versace, и "большим старым монстром" на востоке Нью-Йорка. Когда я спрашиваю у него, как выглядит дизайн его квартиры в Нью-Йорке (автором которого является Питер Марино) он говорит: "Это очень большие апартаменты. Именно то, что я и хотел. И именно поэтому, я так много работаю: чтобы дать себе то, что заставит меня чувствовать себя комфортно. Мои шторы из тяжелого бархата. Это что-то в духе... ну я не знаю... Сэн Лорана, немножко Шанель. Много кристаллов, очень много зеркал. В одной из комнат зеркальный потолок. Я знаю, звучит отвратительно, но знаете, это работает." - смеется Стивен."
     
    Vogue IT february 2004
     
     
    "Конечно же, течение времени означает ещё кое-какие перемены. У мужчины, который одержим ретушированием своих моделей до состояния неземного, бессмертного существа, старение вызывает смешанные чувства. В какой-то степени его затворничество напоминает затворничество голливудской звезды, которая не может смириться с тем, что кто-то увидит её уже-не-такое-свежее и прекрасное лицо. "Хотел бы я выглядеть снова на 20?" - спрашивает он. "Ох... Конечно. Думаю любой, кто скажет нет - просто сумасшедший. Это очень сложно. Это очень сложно и физически. У меня больше нет той выдержки, которой я обладал когда-то. Но с другой стороны, что ты можешь с этим поделать? Я люблю пластическую хирургию. Пока я не прибегал к её услугам, потому что это очень рискованное дело. Даже лучшие доктора не могут гарантировать отличный результат. Собираюсь ли я делать пластическую операцию? Сомневаюсь."
    Кое-то из моих знакомых предположил, что Майзель не захотел для интервью встречаться лично ещё и потому, что очень озабочен своим весом. В какой-то момент я спрашиваю, остались ли у него ещё какие-нибудь пороки. "Еда?" - отвечает он, что косвенно и подтверждает мою теорию. "На этой неделе я даже пробовал гипноз" - говорит Стивен смеясь. "Но я всё равно вижу печенье"."
     
    Majestic Haute Couture, фотограф Steven Meisel, 2007
     
     
    "Но больше всего Майзель скучает по тем временам, когда возрастная пропость между ним и моделями была не так велика. "О чем я буду говорить с юной девочкой из России которая практически не говорит по-английски?" - однажды пожаловался Стивен. В какой-то момент кажется, что настоящей причиной того, что Майзель не любит давать интервью является то, что ему очень сложно ворошить прошлое. "Я не живу прошлым. Определенно. Я живу настоящим. Я знаю, многие наверное думают, что я живу прошлым, но это не так. Я живу днем сегодняшним и завтрашним. Но когда я просматриваю старые фотографии, да, я плачу. Но это не слезы горя. Это слезы меланхолии, вперемешку со счастьем"."
     






    Вам это будет интересно!

  • Song to the Siren

  • Сентябрь на Крите - это прекрасно!




  • Последние новости


    Пробковые утеплители

    Одним из высокоэффективных современных утепляющих материалов считаются плиты, изготовленные из измельченной коры пробкового дуба. Среди их главных достоинств следует назвать небольшой вес, твердость, прочность и устойчивость к гниению и образованию плесени при воздействии влаги. Пробковые теплоизолирующие материалы не повреждаются грызунами и не разрушаются...
    Читать далее »

    Приложение

    Утепление окна стекловолокном – обязательное условие, при котором значительно снизятся теплопотери. Теплоизоляция кирпичного дома плитами пенополистирола – надежный способ сделать жилище теплым и комфортным. Как сделать это правильно, показано на рис. 50. ...
    Читать далее »

    Пенополистирольные утеплители

    В последнее время на строительном рынке особенно высоким спросом пользуется теплоизолирующий материал URSA XPS. Его выпускают в форме жестких плит, размер которых составляет 1,25 × 0,6 м. Сырьем для производства данного материала является экструдированный пенополистирол, обладающий структурой с закрытыми ячейками. URSA XPS – это утеплитель, главными свойствами которого являются устойчивость к воздействию влаги и высока...
    Читать далее »

    Торфяные утеплители

    Для повышения теплоизоляционных характеристик ограждающих конструкционных элементов нередко используют торфоизоляционные плиты. Их производят на основе плохо разложившегося торфа, который отличается волокнистой структурой. В процессе обработки сырье формуют и выдерживают в условиях высокой температуры. Плотность торфоизоляционных плит составляет от 170 до 260 кг/м3, а коэффициент теплопроводности равен 0,06 Вт/(м°С)...
    Читать далее »

    Теория теплопередачи - основа строительства

    Современные физики говорят о 3 явлениях, выражающих теплопередачу, – теплопроводности, излучении и конвекции. Каждое из них обладает собственными характеристиками. Так, при определении свойств однородных твердых тел говорят о теплопроводности. Ее суть заключается в способности одного объекта передавать тепло другому при соприкосновении либо посредством промежуточного проводника (рис. 3). ...
    Читать далее »

    Древесно-стружечные теплоизолирующие материалы

    Одним из наиболее распространенных в настоящее время древесно стружечных утеплителей является фибролит. Его получают путем смешивания древесной стружки, портландцемента и воды. Древесная стружка, или древесная шерсть, при этом должна состоять из лент длиной не менее 50 см. В некоторых случаях портландцемент нередко заменяют магнезиальным вяжущим компонентом. Перед технологической обработкой древесную стружку, вы...
    Читать далее »

    Стеклянные утепляющие материалы

    Технология изготовления стекловаты во многом сходна с методом производства минеральной ваты. В качестве основного сырья выступают мел либо известняк, кварцевый песок и сульфат натрия либо сода. Кроме того, для получения этого утеплителя могут использоваться и остаточные продукты стекольной промышленности. Стеклянная вата состоит из тончайших волокон, которые получают путем вытягивания из предварительно расплавле...
    Читать далее »