Вам это будет интересно!

  • Паломник: путь от храма к храму.

  • Ещё одна сказка не для слабонервных + вздох по поводу современности.



  • Вводная
    Этот доклад был подготовлен на 3-й сессии ШГО группой учеников (состав группы: Оксана Вигуль, Михаил Немцев, Анна Неруш, Яна Хван) под руководством Вадима Ланкина. Основное содержание доклада было опубликовано в газете «Призвание» (№6-7, 1996). Здесь произведён последовательный разбор этого содержания.
    Возможно, кому-то будет непонятно, зачем нужно разбирать ученический доклад тринадцатилетней давности. Тем не менее, этот доклад являлся важной частью тех онтологических картин, которые строились в своё время в Школе Гуманитарного Образования (потому он и был опубликован в газете). И эти картины существуют до сих пор — теперь это уже не просто образы и идеи, а элементы подсознания, мировоззрения, жизненных смыслов. Важно понимать, что только последовательный анализ (в том числе анализ подобных докладов) позволит выяснить, что находится в головах у современных людей, и чем это всё чревато.
    Исходный текст доклада выделен курсивом.
    Мои комментарии обозначены обычным шрифтом.

    Разбор содержания
    Сегодня самой актуальной проблемой является нравственность. Нравственность человека основывается на его представлениях о добре и зле, в соответствии с которыми он регулирует своё поведение, свою деятельность. По отношению к человеку области этой деятельности — политика, экономика — являются внешней сферой, а нравственность — внутренней. И, поскольку нравственность регулирует все внешние системы, то их ослабление является следствием кризиса духовного.
    Здесь сделана попытка провести прямую зависимость между так называемой "нравственностью" и объективными показателями деятельности (в частности, экономическими показателями). Однако, эта зависимость не прямая, могут быть совершенно другие ситуации:
    1) Снижение экономических показателей может быть вызвано позитивными сдвигами нравственности. Допустим, нравственность изменилась таким образом, что общество поняло, как сделать экономику более эффективной. Но для того, чтобы воплотить это понимание в жизнь, понадобится некоторое время (нельзя всё перестроить за один день), и в течение этого времени экономические показатели как раз будут снижены (в силу издержек на саму перестройку).
    2) Снижение экономических показателей может быть вызвано нейтральными сдвигами нравственности. Простая замена одного нравственного представления на другое (аналогичное) может повлечь прямые убытки, если экономика прямо обслуживала старое нравственное представление. Например, если люди сперва носили только чёрные шляпы, а потом все сразу захотели носить только белые шляпы, то тут же неизбежно возникает дефицит белых шляп, а чёрные шляпы превращаются в неликвиды. Изменение нравственности здесь не носит качественный характер (про цвет шляпы нельзя сказать, что он объективно "лучше" или "хуже", чем другой цвет), однако экономические проблемы очевидны.
    Поэтому нельзя заявлять о "кризисе" нравственности только на основании кризисных явлений во "внешних сферах".

    В Европе миропонимание человека определялось христианством. Он воспитывался и жил среди христианских образцов поведения и воспринимал соответствующую онтологию, так как альтернативы религиозному мировоззрению не существовало. Со временем церковь теряла своё значение — различных мировоззрений, способов жизни становилось всё больше.
    Это не совсем так. Христианство появилось после того, как в Европе появились люди. И, несмотря на долгую историю и многочисленность верующих, христианство так и не стало для европейского человека ведущей онтологией (во многом потому, что было дискредитировано католической церковью).

    Каждый человек, начинающий жить, находится сегодня в позиции свободного выбора: куда сделать шаг? Большинство делает его в сторону личной выгоды, собственных интересов. Почему же эгоизм стал так распространён в нашем обществе?
    Эгоизм не "стал распространён", эгоизм лежит в основе любой деятельности. Любая цель может быть определена только на основе какого-либо собственного интереса, "выгоды", некоего вообразимого "нужного" результата. И начинающий жить человек отнюдь не свободен в этом плане: что бы он ни делал — всё будет эгоизмом. Поэтому выбор здесь может быть не между выгодой и невыгодой, а между одной выгодой и другой выгодой, то есть человек определяет, какой именно должна быть эта "выгода".

    С тех пор, как наука отделилась от религии, человек разделил научное знание и сферу своих чувств.
    Наука никогда не была объединена с религией, это совершенно разные онтологии мировоззрения. То, что священнослужители занимались наукой, а учёные были верующими, вовсе не означает, что это было неким целым. И потом, научное знание вовсе не исключает сферу чувств. Более того, эта сфера как раз и является одним из предметов изучения в гуманитарных направлениях науки.

    Современная наука описывает внешний мир и, в отличие от религиозной, начинает культивировать логику, рационализм, а нравственность отходит на второй план.
    Здесь сделана попытка противопоставить нравственность и рационализм. Это говорит о непонимании самого понятия "нравственность". Нравственность не может "отойти" на второй план по одной простой причине: она никогда не была на первом. Нравственность — всегда следствие всего остального, будь то наука, религия, или варварство. И нравственность может быть с равным успехом основана как на религиозных догмах, так и на рационализме — это просто будут разные нравственности.

    Происходит потеря человеком цельного миропонимания, т.к. наука может описывать мир по фрагментам, деля его на куски. Картина мира становится раздробленной, и объединить её бездуховная современная рационалистическая наука не в состоянии, так как христианские принципы бытия, согласно которым всё в мире имело единый смысл, перестали быть непреложными.
    Наука не делит мир на куски, этим занимается дисциплинарный подход. Не следует путать саму по себе науку с научными дисциплинами, которые в неё входят. С другой стороны, уже создано средство преодоления междисциплинарных разрывов — методология, поэтому говорить о фрагментарности научной картины мира тем более не приходится. К тому же, эпитет "бездуховная" опять указывает на попытку противопоставить науку и нравственность. Что значит "бездуховная наука"? Наука — это в первую очередь средство, инструмент познания и понимания мира. Может ли инструмент быть "духовным" или "бездуховным"? Может ли быть "бездуховным" микроскоп или молоток?
    Кроме того, единство картины мира вовсе не обязательно должно быть обеспечено религиозной догматикой. Не суть важно, какие "принципы бытия" будут непреложными, важен результат, то есть сама "единая картина мира".

    В результате рационализм науки плотно вошёл в сознание людей и принял в повседневной жизни форму эгоизма. В людях исчезло внутреннее понимание того, что является добром, а что злом.
    Это понимание вовсе не исчезло — оно просто изменилось. И это понимание может быть любым, а не только таким, какое навязывает религиозная доктрина (а в докладе подразумевается именно религиозное понимание, не связанное с рационалистическими представлениями).

    Это понимание исчезло вместе с религиозностью, и его попытались заменить внешними ограничениями — законами. Но они не могут компенсировать голос нравственности в человеке. Закон констатирует: "Это можно, это нельзя", — но не объясняет.
    Точно так же этого не объясняет и религия. Религия подразумевает безусловное принятие и веру, а не объяснения. И уж тем более этого не может объяснять "голос нравственности", поскольку нравственность только фиксирует то, что уже было сказано религией или законами.

    Да эти истины и невозможно объяснить научно, с точки зрения логики — их понимание лежит целиком в сфере чувств каждого человека.
    Совершенно необоснованное утверждение. Во-первых, это не истины, а нормы (то, о чём договорились), а любые нормы — субъективны. Во-вторых, любую норму можно проанализировать и выявить её происхождение, объяснить, откуда, почему и зачем она взялась. В-третьих, в "сфере чувств" не может "лежать" никакого понимания — там по определению не может быть ничего кроме чувств.

    И поэтому, когда падает нравственность в обществе, закон нарушается всё чаще, а правовая система всё больше разрастается и совершенствуется, но не может заменить потерянную внутреннюю "рамку".
    Нравственность никогда никуда не падает, она просто становится другой.

    И вот человек, оказавшись в позиции свободы выбора, привыкший оценивать каждый поступок рационально и "здраво", делает шаг в сторону своей выгоды, часто не задумываясь о средствах и об интересах других. Конечно, это более просто, чем думать о сохранении духовности всех людей.
    Если человек не задумывается о средствах и об интересах других, то это значит, что не так уж и "здраво" он всё это оценивает. Он так поступает скорее потому, что действует с позиций определённой нравственности, которая подразумевает, что не нужно задумываться о средствах и об интересах других. А с позиций здравого смысла как раз целесообразно и выбирать средства, и учитывать всевозможные интересы, а иначе можно попросту не достичь цели. Непонимание таких простых вещей говорит о том, что само понятие рационализма понимается неверно.
    Непонятно, что подразумевалось под "сохранением духовности всех людей". Тем более непонятно, почему человек должен об этом думать, и зачем это вообще нужно.

    Нет, наше общество пока ещё не готово к свободе, и мы должны это признать. Рост свободы предполагает рост ответственности. Люди должны быть справедливы не за счёт ограничений, а за счёт морали и ответственности. А это качество нельзя дать извне, оно должно воспитаться человеком изнутри.
    Если человек не имеет представлений об этой ответственности, то и "воспитать" её он не сможет. Чтобы такие представления появились, нужно человеку дать некоторые знания, а это уже означает вмешательство "извне".

    Современный человек им не обладает: в нём исчезло чувство хорошего и плохого. Единственное, что может определить их для человека сегодня, это совесть.
    Здесь имеет место словоблудие. Совесть — это ни что иное, как "чувство хорошего и плохого". Если бы это "чувство" исчезло, то и совести бы тоже не было. Выше уже было сказано, что всё это не исчезло, а изменилось.

    Свободу не исправить несвободой, ограничениями. Каким же образом воспитать в себе ответственность? Выход один — выращивание новой онтологии. Чтобы быть готовыми к этому, необходимо понять, что представляет собой современная онтология и какой она должна быть в будущем.
    Итак, отношение современного человека к миру, в основном, таково: отдельный субъект ставит себя в "центр Вселенной", а другие люди, по его мнению, лишь "вертятся вокруг", и их можно использовать как средства. Такую онтологию можно условно назвать эгоцентристской онтологией "Я". В этом случае и моральные принципы используются субъектом.
    Существует другая онтология — гораздо менее распространённая. В центре здесь находится не "Я", а мораль, общее благо. Субъекты не противопоставляют себя друг другу, а наоборот, становятся равноценными относительно какого-то основного смысла, принципа бытия. Здесь не моральные принципы "работают" на субъектов, а сами они прикладывают силы, чтобы воспринимать свет истины, "свет солнца", и не только воспринимать, но и распространять его на других.
    В эгоцентрической онтологии субъекты отнюдь не противопоставлены. Они используют друг друга по принципу взаимности. Совершенно непонятно, о чём говорится словами "свет истины" и "свет солнца". Ничего конкретного и определённого по поводу "другой онтологии" не сказано.

    Такая онтология — эйдоцентрическая (в центре — идея) онтология будущего, система, основанная на смысле, на добре.
    Здесь становится предельно ясно, что во всём докладе понятие "добра" мифологизируется. Под "добром" подразумеваются какие-то конкретные нравственные нормы, в то время как это — относительное понятие. Во фразе "система, основанная на смысле, на добре" не делается даже попытки показать, объяснить, в чём суть этого добра — подразумевается, что это и так ясно. В докладе последовательно воспроизводится серьёзное непонимание: так называемые "добро", "нравственность", "духовность" связываются с частными случаями этих явлений, причём связывается так прямо, что даже не сопровождаются пояснениями, о каком именно "добре", о какой "нравственности" идёт речь. Как уже было замечено, эти частные случаи взяты из религиозной (в данном случае "христианской") парадигмы. В итоге, все основания эйдоцентрической онтологии свелись к мифическому "добру", без каких-либо комментариев насчёт того, почему это, собственно, "добро", а не наоборот.

    Эгоцентрическая онтология — картина мира сегодняшнего "здравомыслящего" человека, занимающего жёсткую самотождественную позицию по отношению ко всему остальному. Эгоцентрическая онтология ведёт к кризису, всё большему упадку нравственности.
    Необоснованное утверждение. Про невозможность "упадка нравственности" уже говорилось выше.

    Что поможет осуществить переход к эйдоцентрической картине мира? Одна из версий — какая-то консолидирующая идея, общий смысл, который мог бы способствовать объединению. Но одного толчка недостаточно для начала такого процесса, а сама по себе онтология сложиться не может — это утопия. Человечеству нужны силы, внутренняя энергетика, чтобы развить в себе другое понимание мира и себя в нём.
    Здесь делается признание, что средства перехода к предлагаемой модели неизвестны. Мало того, что нет единого понимания, как это должно произойти, но и самих концептуальных идей для этой модели тоже нет. Человечеству лишь предлагается "развить другое понимание мира", причём ничего не говорится о том, как это надо сделать, и в чём это понимание должно быть "другим".

    Эйдоцентрическая система нам не чужда, она была задана христианскими смыслами и продолжает действовать "по инерции". Мы должны возобновить, развить эти смыслы, и, обладая научным знанием, увидеть все недостатки современной системы, воплотить новые идеи в социальных проектах.
    Опять же, ничего не говорится о сути этих "новых идей".

    Формирование новой онтологии — задача образования сегодня. Образования каждого отдельного человека, ведь работа над всеми означает в первую очередь работу над собой. Мы должны помочь себе. Сами, пока ещё не поздно.
    Задача образования — передача знаний, а не формирование онтологии. Уже потом, на основе полученных знаний, возможно построение новой онтологии, но работа такого рода уже выходит за рамки образования.

    Заключительный вывод
    В докладе неоправданно объективируются понятия добра и нравственности. Известные частные случаи этих категорий (в данном случае, стереотипные примеры христианской морали) обобщаются до понятий добра и нравственности вообще, хотя речь в докладе идёт только о религиозных интерпретациях этих понятий. В силу этой объективации нравственность в докладе приобретает измеримость, она начинает оцениваться по принципу "хорошая" или "плохая" (говорится об "упадке", "падении" нравственности), подразумевается, что "хорошая нравственность" — это та, которая соответствует религиозным представлениям о добре. При этом совершенно игнорируется относительность добра и нравственности, их собирательный характер и генезис.
    Точно так же неоправданно объективируется рационализм (вкупе с эгоизмом). Поводом и основанием такой объективации служат подразумеваемые примеры асоциального поведения нерелигиозных людей, либо их корыстные приоритеты. При этом в докладе совершенно не анализируется, насколько это поведение реально соответствует рационализму. Вместо этого делается попытка отнести к рационализму всё, что так или иначе делается вопреки религиозным нормам. Понятие эгоизма также тесно связывается с частными его проявлениями, которые, видимо, более всего бросаются в глаза.
    В докладе грубо мифологизируется наука. Кроме неоправданных обвинений во фрагментарности научной картины мира делается попытка противопоставить в современной ситуации науку и религию, причём на основании необоснованных обобщений нравственности и рационализма.
    Утверждается прямая зависимость нравственности и макросоциальных процессов. Причём на основе объективации нравственности утверждается, что отступление от религиозной нравственности прямо ведёт к кризисам в общественной жизни.
    Попытка представить альтернативную онтологию свелась к призывам подумать и поработать над собой (причём без пояснений, как именно это надо сделать). В описании этой альтернативной (эйдоцентрической) онтологии не было предъявлено ничего конкретного и применимого.
    Доклад демонстрирует неверное понимание нравственности и рационализма, а также показывает отсутствие представлений о какой бы то ни было "перспективной" онтологии.







































    Вам это будет интересно!

  • Паломник: путь от храма к храму.

  • Ещё одна сказка не для слабонервных + вздох по поводу современности.




  • Последние новости


    Пробковые утеплители

    Одним из высокоэффективных современных утепляющих материалов считаются плиты, изготовленные из измельченной коры пробкового дуба. Среди их главных достоинств следует назвать небольшой вес, твердость, прочность и устойчивость к гниению и образованию плесени при воздействии влаги. Пробковые теплоизолирующие материалы не повреждаются грызунами и не разрушаются...
    Читать далее »

    Приложение

    Утепление окна стекловолокном – обязательное условие, при котором значительно снизятся теплопотери. Теплоизоляция кирпичного дома плитами пенополистирола – надежный способ сделать жилище теплым и комфортным. Как сделать это правильно, показано на рис. 50. ...
    Читать далее »

    Пенополистирольные утеплители

    В последнее время на строительном рынке особенно высоким спросом пользуется теплоизолирующий материал URSA XPS. Его выпускают в форме жестких плит, размер которых составляет 1,25 × 0,6 м. Сырьем для производства данного материала является экструдированный пенополистирол, обладающий структурой с закрытыми ячейками. URSA XPS – это утеплитель, главными свойствами которого являются устойчивость к воздействию влаги и высока...
    Читать далее »

    Торфяные утеплители

    Для повышения теплоизоляционных характеристик ограждающих конструкционных элементов нередко используют торфоизоляционные плиты. Их производят на основе плохо разложившегося торфа, который отличается волокнистой структурой. В процессе обработки сырье формуют и выдерживают в условиях высокой температуры. Плотность торфоизоляционных плит составляет от 170 до 260 кг/м3, а коэффициент теплопроводности равен 0,06 Вт/(м°С)...
    Читать далее »

    Теория теплопередачи - основа строительства

    Современные физики говорят о 3 явлениях, выражающих теплопередачу, – теплопроводности, излучении и конвекции. Каждое из них обладает собственными характеристиками. Так, при определении свойств однородных твердых тел говорят о теплопроводности. Ее суть заключается в способности одного объекта передавать тепло другому при соприкосновении либо посредством промежуточного проводника (рис. 3). ...
    Читать далее »

    Древесно-стружечные теплоизолирующие материалы

    Одним из наиболее распространенных в настоящее время древесно стружечных утеплителей является фибролит. Его получают путем смешивания древесной стружки, портландцемента и воды. Древесная стружка, или древесная шерсть, при этом должна состоять из лент длиной не менее 50 см. В некоторых случаях портландцемент нередко заменяют магнезиальным вяжущим компонентом. Перед технологической обработкой древесную стружку, вы...
    Читать далее »

    Стеклянные утепляющие материалы

    Технология изготовления стекловаты во многом сходна с методом производства минеральной ваты. В качестве основного сырья выступают мел либо известняк, кварцевый песок и сульфат натрия либо сода. Кроме того, для получения этого утеплителя могут использоваться и остаточные продукты стекольной промышленности. Стеклянная вата состоит из тончайших волокон, которые получают путем вытягивания из предварительно расплавле...
    Читать далее »