Вам это будет интересно!

  • Как сварную сантехсистему пропустить в пластиковую ливневка ?

  • Ходжа Нассреддин и воспитание дочерей



  • Сафар-наме, или что было навеяно автору скрипом колёс старой арбы на пыльной горной дороге из Бухары в Ходжент…

    Из-за острых вершин, из-под снежных круч, из забытого Аллахом горного кишлака лениво спускается по пыльной дороге свежевыкрашенная старая арба. Мерно поскрипывают большие колеса, привыкшие к дальним дорогам, плавно, словно корабль из сказок о знаменитом капитане Синдбаде, раскачивается повозка, убаюкавшая громогласное потомство достопочтенного Ходжи Насреддина. А сам глава этого немалого семейства, никогда не унывающий весельчак и балагур, неторопливо ведёт под уздцы серого ишака. Серый давно уже стал для Хаджи и его большой семьи родственником. Да и как не носить ишаку столь гордого и почётного звания, когда только он один может перекричать несравненную Гюльджан, когда она, спаси нас от этого Аллах, гневается?! Как правоверный мусульманин, Ходжа может завести себе ещё трёх жен, но, прожив некоторое время со своей единственной, он укрепился в мысли, что и одной жены доброму человеку подчас бывает многовато…
    Огромная луна ярко освещает дорогу дружному семейству. Верная супруга Ходжи Насреддина идёт по другую сторону Серого, тоже держит ишака за уздечку и тихо беседует с мужем. Вполголоса, чтобы не разбудить детей, льётся обычный семейный разговор о том, что, благодарение Аллаху, вовремя собрали денег закупить припасов на зиму, а то перевалы скоро завалит снегом, что оделась Гюльджан как-то не по погоде, зябнешь ведь, на, укутайся одеялом. Но ничего, днём в долине жарко, а так хочется покрасоваться на базаре в новом, своими руками расшитом халате, пусть люди позавидуют мастерству твоей жены. А на зиму мы тебе, дорогая, купим ещё и тёплые шаровары, поедем домой, ты их в дорогу и наденешь, а за Мустафой недоглядели, и он, засранец, напился воды из обжигающе-холодной горной реки и теперь кашляет во сне, надо утром купить козьего молока, вскипятить и насильно влить тёплого молока с маслом и мёдом этому несносному сорванцу в глотку, ты же его подержишь, дорогой? И правильно сделали, что вышли ночью, попадем на базар с самого утра, как только откроют ворота, и, помоги нам Всевышний и Пророк его Мухаммед, накупим всего подешевле, и, быть может, ещё и вернёмся не с пустым кошельком.
    Светит полная луна, заливает белым светом окрестности, и блестит осколок стекла в тёмной дорожной пыли.
    Ну, что ты, дорогая! Это не алмаз, это звезда упала с неба, чтобы померкнуть перед твоей несравненной красотой. Вот посмотри, подошли — и нет её, превратилась звезда в стёклышко, а звездный блеск очей твоих, слава Аллаху, светит так же ярко, как и в молодые наши годы. Нет, ещё ярче!
    Так прошло время в разговорах, и вот уже первые лучи отдохнувшего солнца осветили верхушки стен, купола и минареты славной Бухары. Заплатив несколько медяков сонному стражнику у ворот, Ходжа со своим семейством въехал в город.
    Что может сравниться с Бухарским базаром по шумности, толкотне и бестолковости? Как поговаривал Ходжа Насреддин в учёных беседах с недостойным автором этих строк, и, наверняка, со многими из вас, досточтимые читатели, Бухара — весёлый город, там все бухают и орут. А, может быть, в то время он так не говорил, поскольку слова «бухают» тогда ещё не придумали. Значит, шутил он так много позже, во времена, когда об эмирах бухарских уже никто и не вспоминал. Но поскольку славного Хаджи сейчас рядом нет, то и спросить об этом не у кого.
    Старая арба, влекомая серым тружеником, привычно свернула на широкую многоголосую улицу, ведущую прямиком к базару и битком набитую лавками, лавочками и лавчонками. И только проехав половину улицы, описывать которую мы не станем, поскольку всеведущий читатель наверняка не раз на ней бывал, и учуяв запах, доносящийся из «сладких» рядов, коими Бухарский базар, собственно, и начинается, Ходжа и Гюльджан поняли, какую ошибку совершили.
    Вот, говорят в народе — сделать что-то так же легко, как отобрать лукум у ребенка! Но этот, не обременённый мудростью говорящий, видимо, никогда не пробовал отобрать сладости у благовоспитаннейших отпрысков Ходжи Насреддина!
    О том, что их хитроумные родители решили объехать ряды со сластями стороной, узнал весь Бухарский базар. Причём весь сразу! Обычно столь невозмутимый ишак ради такого случая даже повернул голову в сторону хвоста, дабы проверить, действительно ли он везет всё это громкоголосье.
    Но куда было малым детишкам тягаться с собственной матерью, когда Ходжа Насреддин сделал вид, что не заметил лавку с украшениями из персидской бирюзы! О том, что Гюльджан мечтала «вот об этом самом ожерелье» всю жизнь, узнала уже вся Бухара. Причём вся сразу!
    К счастью, торговец оказался понимающим человеком, у него тоже была семья. И всего через час споров, упрёков, взаимных заверений и клятв своей родословной с обеих сторон, кошёлек Ходжи Насреддина слегка облегчился, а лазурное, как небо этого благословенного края, ожерелье засияло на несколько располневшей, но всё ещё прекрасной шее несравненной Гюльджан.
    Мы не станем описывать базар в славной Бухаре, да храни Аллах вечно её стены, народ и самого властительного эмира, ароматы пряностей, истекающей соком над раскаленными углями баранины, жирного плова, жареных в кипящем масле пирожков, свежеиспеченных лепешек, чуреков, халвы, чая, всей этой готовящейся и поедаемой в духанах и чайханах снеди. Разве кому-то в диковину горы свежих и сушеных фруктов, мухи, кружащиеся в знойном воздухе над сочными гроздьями спелого винограда и сахарной мякотью дынь и арбузов, крикливые мальчишки, затаскивающие покупателей за полы халатов к своим лавкам, узорные персидские ковры, брошенные прямо на дорогу, чтобы бесчисленные толпы ног хорошенько прошлись по ним, выбили лишний ворс и придали известнейшую со времен прародителя мягкость и упругость?
    Не станем мы также утомлять читателя картинами шумной толпы разноплеменного народа, мужчин в ярких халатах, нарядных бурнусах, белоснежных чалмах и расшитых туфлях с загнутыми носами, и женщин, чьи прекрасные и не очень лики скрыты под паранджой. Не правда ли, о любознательнейшие читатели, каждому из вас хорошо знакомы ряды с украшениями, где глаза слепит от разноцветного блеска драгоценных камней со всего мира, в каждом из которых отражается солнце, и оружейные ряды, где это же благословенное светило сияет на прославленных клинках и броне из Дамаска, да храни Всемилостивейший воинов в этих великолепных доспехах!
    Обойдем своим вниманием святых в своей оборванности и грязи дервишей, индийских факиров, фокусников и гадателей из разных стран и народов, предсказывающих легковерным прохожим всё, что угодно и на чём только можно — от звёзд до куриного помёта. Пройдём мимо седобородых старцев, с утра до вечера проводящих время за игрой в нарды в тени под стеной караван-сарая и попивающих душистый чай за неторопливой беседой.
    Обойдём стороной ряды с тканями, цвета и узоры которых вгонят в краску стыда самого прекраснейшего из эмирских павлинов, не обратим внимания на башмачников, шьющих прославленную на весь правоверный мир бухарскую обувь, пропустим ряды с посудой, глиняной, вода в которой остаётся холодной даже в самый жаркий день, и металлической, узоры на которой появляются тут же у вас на глазах из-под рук умелого чеканщика. Всё это проницательнейший читатель и сам знает, поскольку не раз видел своими глазами.
    Мы просто скажем, что день уже стал клониться к вечеру, муэдзин с минарета пропел зов на предвечерний намаз, а старая арба, загруженная всеми необходимыми покупками и наконец-то собранными со всего базара детьми Хаджи и Гюльджан, медленно подкатила к городским воротам. Пока Насреддин прикрывал покупки заблаговременно припасенным рваньём, его супруга благоразумно спрятала в рукав халата своё новое бирюзовое ожерелье.
    Стражник у ворот пристально оглядел арбу и ощерился.
    — За выезд плати, пять таньга давай! Вон сколько добра везёшь!
    Ходжа Насреддин вздохнул. Сзади подходил бесконечно длинный караван Чёрного Абдуллы, самого уважаемого и богатого купца из Ферганы, и надо было либо проезжать в ворота, либо уступать ему дорогу, а церемония прохода такого каравана могла занять время до следующего утра.
    Но разве не вошёл в историю Ходжа Насреддин своей удивительной способностью в истории же вляпываться и находить из любой ситуации остроумнейший выход?
    Ходжа вздохнул ещё раз и незаметно подал семье знак, а сам уколол ишака колючкой в место, благорасположенное Аллахом рядом с хвостом.
    Вообрази, о проницательнейший из читателей, что тут началось! Ишак ревёт что есть мочи, женщина голосит и причитает, хватая стражников за рукава халатов, дети визжат, вцепившись в тюки и хурджуны, а глава этого громогласнейшего из семейств, незаметно спрятав новую тюбетейку за пазуху — зачем портить хорошую вещь? — стоя на коленях, посыпает голову придорожной пылью.
    За то короткое время, пока ты, о терпеливейший из читателей, трижды произнесёшь слово «халва», было пролито столько слёз, что пишущий эти строки до сих пор удивляется, как на месте около городских ворот не раскинулось озеро, не расцвёл оазис и не выросли пальмы из финиковых косточек, которые стражники равнодушно кидают себе под ноги?
    Чувствуя приятную тяжесть не до конца опустевшего мешочка за голенищем сапога, Ходжа Насреддин достал из-за пояса линялую тряпицу, в которую были завёрнуты три самых истёртых медяка, какие он специально выискал для этого случая у персидского менялы.
    — У меня больше ничего не осталось! — вскричал Ходжа, благоразумно не призывая Аллаха в свидетели, — мало ли, чем такое свидетельство может обернуться?
    Потная лапа стражника молнией пролетела над ладонью, и деньги с неё исчезли. Ходжа даже не почувствовал прикосновения. «Ай, как ловко, мне бы так научиться», — мысль мелькнула и растворилась в сгущающихся вечерних сумерках.
    — Ладно, проваливай! — рявкнул стражник. — Не видишь — ты своей жалкой арбой загородил дорогу каравану благороднейшего Абдуллы. — Здравствуй, Абдулла! Не много ли товару взял?
    А старая арба давно уже за воротами, слёзы сами собой высохли, дети смеются, Гюльджан восседает на покупках и покрикивает на расшалившуюся детвору, халат главы семейства очищен от пыли, а новая тюбетейка заняла на его бритой голове раз и навсегда отведённое ей Аллахом место.
    Скрипит старая арба вверх по горной дороге, цокает копытами по камням серый ишак, дети тихонько дремлют, а Гюльджан в очередной раз достала и разглядывает новое ожерелье из персидской бирюзы. Уставшее от дневных хлопот солнце садится за лиловые вершины.
    Ходжа Насреддин подставляет лицо ласковым лучам и думает, как всё же хорошо жить в его время. Ещё можно обойти вокруг священного черного камня в Мекке, не боясь быть задавленным в многомиллионной толпе паломников, слово «талиб» ещё означает просто «студент», и женщины, как предписывают им Коран, шариат и Пророк Мухаммед, да славится в веках имя его, ходят на три шага позади мужчины, потому что минных полей пока тоже ещё не придумали.































    Вам это будет интересно!

  • Как сварную сантехсистему пропустить в пластиковую ливневка ?

  • Ходжа Нассреддин и воспитание дочерей




  • Последние новости


    Пробковые утеплители

    Одним из высокоэффективных современных утепляющих материалов считаются плиты, изготовленные из измельченной коры пробкового дуба. Среди их главных достоинств следует назвать небольшой вес, твердость, прочность и устойчивость к гниению и образованию плесени при воздействии влаги. Пробковые теплоизолирующие материалы не повреждаются грызунами и не разрушаются...
    Читать далее »

    Приложение

    Утепление окна стекловолокном – обязательное условие, при котором значительно снизятся теплопотери. Теплоизоляция кирпичного дома плитами пенополистирола – надежный способ сделать жилище теплым и комфортным. Как сделать это правильно, показано на рис. 50. ...
    Читать далее »

    Пенополистирольные утеплители

    В последнее время на строительном рынке особенно высоким спросом пользуется теплоизолирующий материал URSA XPS. Его выпускают в форме жестких плит, размер которых составляет 1,25 × 0,6 м. Сырьем для производства данного материала является экструдированный пенополистирол, обладающий структурой с закрытыми ячейками. URSA XPS – это утеплитель, главными свойствами которого являются устойчивость к воздействию влаги и высока...
    Читать далее »

    Торфяные утеплители

    Для повышения теплоизоляционных характеристик ограждающих конструкционных элементов нередко используют торфоизоляционные плиты. Их производят на основе плохо разложившегося торфа, который отличается волокнистой структурой. В процессе обработки сырье формуют и выдерживают в условиях высокой температуры. Плотность торфоизоляционных плит составляет от 170 до 260 кг/м3, а коэффициент теплопроводности равен 0,06 Вт/(м°С)...
    Читать далее »

    Теория теплопередачи - основа строительства

    Современные физики говорят о 3 явлениях, выражающих теплопередачу, – теплопроводности, излучении и конвекции. Каждое из них обладает собственными характеристиками. Так, при определении свойств однородных твердых тел говорят о теплопроводности. Ее суть заключается в способности одного объекта передавать тепло другому при соприкосновении либо посредством промежуточного проводника (рис. 3). ...
    Читать далее »

    Древесно-стружечные теплоизолирующие материалы

    Одним из наиболее распространенных в настоящее время древесно стружечных утеплителей является фибролит. Его получают путем смешивания древесной стружки, портландцемента и воды. Древесная стружка, или древесная шерсть, при этом должна состоять из лент длиной не менее 50 см. В некоторых случаях портландцемент нередко заменяют магнезиальным вяжущим компонентом. Перед технологической обработкой древесную стружку, вы...
    Читать далее »

    Стеклянные утепляющие материалы

    Технология изготовления стекловаты во многом сходна с методом производства минеральной ваты. В качестве основного сырья выступают мел либо известняк, кварцевый песок и сульфат натрия либо сода. Кроме того, для получения этого утеплителя могут использоваться и остаточные продукты стекольной промышленности. Стеклянная вата состоит из тончайших волокон, которые получают путем вытягивания из предварительно расплавле...
    Читать далее »