Вам это будет интересно!

  • Рай

  • “Покращення” свободы слова вже сьогодні



  • Принял участие в «Мини_прозе», добрался до финала; отзывы воодушевляют, хочется главный приз – будем пробовать дальше!

    История рассказа… с 1999 по 2007, хотя работы над текстом едва ли больше трёх часов получилось. Хотелось написать острее и эмоциональнее, но увы.

     

     

     

    Ландыши

     

     

    «...Если бы, если бы, если бы...», – он шёл под мокрым снегом тёплого января, мечтал и в мечтах разговаривал сам с собой. Он говорил себе, что скоро весна, что наконец-то будут сброшены надоевшие шубы и тяжёлые мысли, что он и оглушительный апрель обязательно вскружат ей голову подснежниками и ландышами. Почему-то именно ландыши его растревожили - и он шёл под мокрым снегом повторяя "если бы...", и вдыхал чуть сладкий лесной аромат воображаемого букета, который так хотелось преподнести возлюбленной.

     

    ...

    Фауст и Мефистофель продолжали свой вечный спор. Мефистофель говорил «да», Фауст отвечал «нет», и для наглядного примера та сила, что вечно хочет зла, указала тонким пальцем точку на Земле. Точка была увенчана вопросительным знаком Судьбы, и её прерывистое перемещение в пространстве времени говорило о свободе выбора. Мефистофель еще раз сказал «да», Фауст пожал плечами.

     

    ...

    «Если бы и впрямь рвануть в апрель, поздний и жаркий; леса я знаю...», – «А в чём проблемы?», – «И за пару-тройку часов – роскошный букет», – «Да, надо только проскочить три месяца...», –«Сущая безделица!», – «А ну как и вправду проскочить, и сразу обратно?!»

    На последнем замечании интонации внутреннего голоса неожиданно изменились. Он остановился, закрыл глаза и слегка покачал головой, стряхивая наваждение и улыбаясь своему наивному диалогу. Потом подставил лицо снегу.

    «А ну как и вправду проскочить, и сразу обратно?!» – вспыхнула чётко и ясно чужая мысль в собственной голове. – «Что?...» – «Исполнение желания, даже не сделка! Три часа в позднем и жарком апреле, и с этого же места – с цветами к любимой!? Ну так что – да или нет?»

    Голова закружилась от звона, было странное колющее ощущение во всем теле и абсолютное понимание, что происходящее – реальность. Соблазнительно принять это за видения после почти бессонной ночи, но тогда и вся его жизнь только сон... В конце концов, почему бы и нет? – «Да!»

    «Всё же помни, это не простой поход за цветами. Это будущее!» – раздался искренний и зловещий смех, и ноги подкосились.

     

    ...

    Он поднялся с колен и оглянулся. Это была всё та же пустынная улица, носящая  имя верного ленинца, но... словно Природа решила отказаться от унылой чёрно-белой графики, и  перешла к яркой цветной палитре – молодая трава, цветущие каштаны и черёмуха, и солнце, ослепительное солнце – всё это был апрель, жаркий и поздний апрель.

    Пригородные леса он действительно знал неплохо, и через полчаса электричка оставила его перед смешанным лесом, благоухающим смолой, берёзовым соком и ландышами. И так же удивительно быстро нашлась поляна, заросшая широкими листьями, между которых на зелёных прутьях дрожали белоснежные  бубенцы. Затаив дыхание, он сорвал первый цветок.

     

    ...

    – Ну и?..., – спросил Фауст.

    – Гляди, гляди!...

     

    ...

    Он опять был в городе, и держал в руках самый замечательный букет ландышей. От аромата слегка кружилась голова, он дышал весной и готовился к возврату, с удивлением отмечая, что от обещанных трёх часов ещё что-то осталось. Купил мороженое, медленно пошёл по улице, стараясь ни о чём не думать – слишком уж всё невероятно. А когда мороженое было съедено, он остановился перед таксофоном.

    Мысль «кому позвонить?!» вспыхнула и закрутилась вихрем. Нет, ей он не позвонит, это слишком дорогой для себя подарок. Другу? «Привет, старик, как тебе последние три месяца?» – даже не интересно. А что, если позвонить...

    И поскольку день был будним, с замирающим сердцем он набрал свой рабочий номер.

     

    ...

    – Вот! Сейчас и поговорим!...

     

    ...

    Трубку сняли на втором гудке, и грубоватым голосом он спросил себя. На том конце провода оказался паренёк, появившийся только с Нового года, они ещё не успели толком познакомиться. Паренёк грустно сказал, что пригласить не может, что он уже не работает, к сожалению.

    Ошарашенный, он спросил, по какому такому поводу он здесь не работает. «Он умер, погиб уже месяца три назад...»

    Ландыши и трубка выскользнули из рук. На лоб опустилась снежинка, и он открыл глаза.

     

    ...

    Его куртка была лёгкой для зимы, но жаркой для апреля. Он опять накинул её, подобрал цветы и повесил на место трубку.

    Совершенно опустошённый он брёл по городу, и прохожие с удивлением глядели на сияющий букет в руках печального парня. Любая дорога в городе выводила его к дому возлюбленной, и на этот раз он тоже довольно быстро дошёл и позвонил, закрыв глазок букетом.

    Она не посмотрела в глазок, открывая как всегда быстро и смело. У неё даже дыхание перехватило при виде ландышей. «Не может быть! Рано же ещё! Это голландские, да? Наверно, страшно дорогие? Ты сумасшедший!». – «Да, я такой», – прошептал он, но она не услышала и всё так же быстро говорила: «Спасибо, очень-очень тронута. Ну зачем, все-таки ты сумасшедший, зачем, и ещё так много?» Она ласково потрепала его по волосам, ускользнула от объятий, мелькнула в коридоре в поиске вазы. А у него в голове кружилось «И впрямь,  зачем?», и прорастал этот вопрос не обидой, а жгучей тоской.

    Сославшись на какую-то мелочь и не услышав возражений, он ушёл. На прощанье она опять благодарила, а потом всё же заметила его бледность, и ещё что-то в глазах... Она не любила долгих его взглядов, и теперь, чуть испуганно-быстро вздохнув, поцеловала в щёку и сказала «Ну иди, иди, до завтра?...»

    Он брёл по городу, а бестолковый колючий вопрос «зачем?» кружился где-то внутри, словно циркулярная пила. Эта пила разрывала его на части; каждый кусочек болезненно пульсировал в такт с приливами тоски, которую разгоняло вместо крови сердце. Темнело, падал крупный мокрый снег, и каждая снежинка была как закрытый бутон ландыша.

     

    ...

    Фауст  и Мефистофель смотрели на точку на Земле, уже не отмеченную никакими особыми знаками, кроме одного – знак скорой смерти обретал свои последние штрихи. Точка пульсировала, мерцала все слабее и слабее, и наконец погасла, перестала быть.

    – Ты ничего не доказал ни мне, ни ему. Это только слабое сердце, – отметил доктор. – Но история красивая.

    – Друг мой! История красивая, но к моей морали бедняга не имел почти никакого отношения. Хочешь посмотреть,  что будет дальше? Как долго она будет помнить?...

    – Нет!!!

     

    ...

    Ландыши стояли до самого начала весны.

     

    (c)


    Вам это будет интересно!

  • Рай

  • “Покращення” свободы слова вже сьогодні




  • Последние новости


    Пробковые утеплители

    Одним из высокоэффективных современных утепляющих материалов считаются плиты, изготовленные из измельченной коры пробкового дуба. Среди их главных достоинств следует назвать небольшой вес, твердость, прочность и устойчивость к гниению и образованию плесени при воздействии влаги. Пробковые теплоизолирующие материалы не повреждаются грызунами и не разрушаются...
    Читать далее »

    Приложение

    Утепление окна стекловолокном – обязательное условие, при котором значительно снизятся теплопотери. Теплоизоляция кирпичного дома плитами пенополистирола – надежный способ сделать жилище теплым и комфортным. Как сделать это правильно, показано на рис. 50. ...
    Читать далее »

    Пенополистирольные утеплители

    В последнее время на строительном рынке особенно высоким спросом пользуется теплоизолирующий материал URSA XPS. Его выпускают в форме жестких плит, размер которых составляет 1,25 × 0,6 м. Сырьем для производства данного материала является экструдированный пенополистирол, обладающий структурой с закрытыми ячейками. URSA XPS – это утеплитель, главными свойствами которого являются устойчивость к воздействию влаги и высока...
    Читать далее »

    Торфяные утеплители

    Для повышения теплоизоляционных характеристик ограждающих конструкционных элементов нередко используют торфоизоляционные плиты. Их производят на основе плохо разложившегося торфа, который отличается волокнистой структурой. В процессе обработки сырье формуют и выдерживают в условиях высокой температуры. Плотность торфоизоляционных плит составляет от 170 до 260 кг/м3, а коэффициент теплопроводности равен 0,06 Вт/(м°С)...
    Читать далее »

    Теория теплопередачи - основа строительства

    Современные физики говорят о 3 явлениях, выражающих теплопередачу, – теплопроводности, излучении и конвекции. Каждое из них обладает собственными характеристиками. Так, при определении свойств однородных твердых тел говорят о теплопроводности. Ее суть заключается в способности одного объекта передавать тепло другому при соприкосновении либо посредством промежуточного проводника (рис. 3). ...
    Читать далее »

    Древесно-стружечные теплоизолирующие материалы

    Одним из наиболее распространенных в настоящее время древесно стружечных утеплителей является фибролит. Его получают путем смешивания древесной стружки, портландцемента и воды. Древесная стружка, или древесная шерсть, при этом должна состоять из лент длиной не менее 50 см. В некоторых случаях портландцемент нередко заменяют магнезиальным вяжущим компонентом. Перед технологической обработкой древесную стружку, вы...
    Читать далее »

    Стеклянные утепляющие материалы

    Технология изготовления стекловаты во многом сходна с методом производства минеральной ваты. В качестве основного сырья выступают мел либо известняк, кварцевый песок и сульфат натрия либо сода. Кроме того, для получения этого утеплителя могут использоваться и остаточные продукты стекольной промышленности. Стеклянная вата состоит из тончайших волокон, которые получают путем вытягивания из предварительно расплавле...
    Читать далее »