Вам это будет интересно!

  • Безымянный 42226

  • Безымянный 135677



  •  Путешествие по пересеченной местности
       
    .. потерялся. Помнил дорогу, все помнил, но потерялся. Он сел в троллейбус. Уснул. Проспал свою остановку. Потом ждал когда троллейбус пойдет обратно, ковыряя паралон в кожаной дыре сиденья, но троллейбус изменил маршрут, назвавшись другой цифрой, вывез к морю. Через пляж проходили рельсы и стояла станция электрички, подмываемая с обратной стороны соленой водой. Постучал в окошко кассы.

     -- У нас обед с двух до четырех!
     -- Извините, мне бы только…
     -- У нас обед с двух до четырех, вот черным по белому написано!
     -- Но мне очень важно.
     -- Конечно, все тут ходят и всем тут очень важно, а тебе, наверное важнее всех. Обед тебе сказали, тут между прочим люди трудятся, недосыпают, недоедают, а в заслуженный обеденный отдых им не дают спокойно дышать, сидеть, есть, размышлять… в конце то концов, не хлебом единым…
     -- Тогда, скажите, пожалуйста, который сейчас час?
     -- Где-то между двумя и четырьмя.
     -- Большое спасибо.

    Сел на деревянную скамейку, врытую ножками в песок. Странная какая тетка-кассирша, и откуда они такие беруться, вернее кто их на работу таких берет? Сморило солнце – уснул. Снилась лошадь, она подошла и стала методично жевать штанину повторяя «Учился бы в школе на одни пятерки, ел бы сейчас мороженое килограммами. А так дебил дебилом, вот и давись огурцами!». Приснится же такой бред. Проснулся – штанина мокрая и изжеванная. Опять постучал в окошко кассы.

     -- Извините, пожалуйста…
     -- У нас обед, молодой человек.
     -- Сколько можно? Где такое бывает?
     -- Молодой человек, не мешайте. У нас обед – с двух до четырех.
     -- А сейчас сколько?
     -- Где-то между двумя и четырьмя.
     -- Да что вы издеваетесь в самом деле? Долго мне тут еще торчать?
     -- Вам виднее.
     Окошко захлопнулось.
     -- Я вообще хотел бы билет на электричку купить.
     -- Ну так покупайте, что вам мешает?
     -- Обед.
     -- Вам до какой станции?
     -- А до какой есть?
     -- Так, не морочьте мне голову. Молодой чловек, говорите до какой вам станции ехать?
     -- Где я нахожусь?
     -- Вы издеваетесь?
     -- Нет.
     -- Тогда смеетесь, смеяться в цирке будете, а я вам тут не клоун.
     -- Где я нахожусь?
     -- Перестаньте, это уже не смешно.
     -- Я не шучу.
     -- Точно?
     -- Точно.
     -- На Морской.
     -- Спасибо.
     -- Так вам куда?
     -- Мне бы в город…
     -- До Города билетов нет. Всё раскупили на два с половиной месяца вперед. Вот вы будете ждать два с половиной месяца вперед следующих билетов в город?
     -- Нет.
     -- Тогда могу предложить вам билеты до станции Пересадочной, или до станции Мост.
     -- Давайте до Пересадочной.
     -- 25 фунтов табака.
     -- Я не курю
     -- Тогда фунтиков
     -- А это что?
     -- Вы вообще чем расплачиваться собираетесь?
     -- Вот, пожалуйста (выгребая из карманов горстку мелочи среди которой измятый троллейбусный билет)
     -- Что вы мне суете? (отталкивая мелочь) Вы рехнулись, или как? Вот же у вас есть прямой билет до станции Мост (разглаживая измятый троллейбусный талон)
     -- Да, а я всегда думал…
     -- Думать в наше время опасно
     -- Но тогда мне, наверное, лучше до Пересадочной? Там, может быть я смогу пересесть на что-нибудь, что идет в город…
     -- Нет, чем ему станция Мост не подошла, станция как станция. И вообще, езжай дотудова, докудова билет есть. А куда билета нет, туда и не суйся! Тут тебе не это самое, то, которое… в другом месте будешь носом вертеть, а тут нечего. Вон твоя электричка до моста сейчас уйдет, а следующая только через два с половиной месяца будет, ты согласен тут еще провести два с половиной месяца в ожидании следующей электрички?(конец реплики в спину)

    Он побежал за электричкой, которая и не думала останавливаться, так притормозила чуть чуть. Запыхавшись влез в первый попавшийся вагон.

    -- Скажите, эта электричка до станции Мост идет?
    -- Покажите ваш билет.

    Показывет троллейбусный измятый билетик

    -- Вот.
    -- Вам говорят, билет на проезд в пригородном транспорте показать, немедленно!
    -- Да вот же.
    -- Дурочку решили валять. Билет где, я вас спрашиваю?
    --Да вот же, мне на станции сказали, что я могу с ним до Моста доехать.
    --Ну тогда, давайте, езжайте, раз до Моста, только вам в другой вагон, эти до Пересадочной, а дальше в Город.
    -- А можно, я лучше с вами до Пересадочной, а потом в город? Вот, я даже заплатить могу (выгребая из кармана кучу монет непринятых в кассе)
    -- Взятка? Государственному лицу? Вы меня, наверное, в тюрьму посадить хотите, да? Так ты скрытый агент. Я давно подозревал, что рано или поздно такое случиться. И спрашивается кому, кому мешает скромный контролер электрички, я тебя спрашиваю!
    -- Н-не знаю.
    -- Не знает он, можно подумать я знаю. Мне твоя рожа сразу не понравилась, а ну вон отсюда!
    -- Да нет же, вы меня неправильно поняли… я совсем другое имел ввиду
    -- Вот, посмотрите, он уже другую песенку запел, как только я его раскрыл.
    -- Не раскрывали вы меня.
    -- Еще раскрою. Явки, пароли, дачи, оружие, яблоки, сало?
    -- А сало зачем?
    -- Для порядка.
    -- Что-то не слышал я о таких порядках.
    -- Зубы мне не заговаривать, мозг не теребить, не надо мне тут больную мозоль в ступню втирать. В глаза смотреть! В каком полку состоишь? женат? к уголовной ответственности привлекался?
    -- Не был, не женат, не помню…
    -- А ты вообще кто такой? Кто ты? Приезжает неизвестно откуда, переполох устраивает. 
    -- Я, я не помню. Я потерялся, мне бы в город обратно, а там бы я вспомнил и разобрался.

    «Станция «Пересадочная», просьба гражданина едущего до станции Мост, покинуть отцепной вагон следующий до станции Пересадочной, а затем направляющийся в Город. Следующая станция Мост. Повторяю: гражданин…»

    -- Давай, давай, топай отсюда, тебе дальше ехать, а я уже своё приехал, давай, иди… мне тут еще с явками, паролями и дачами разбираться…

    Бредятина какая, полоумная кассирша на отдыхе, параноик- контроллер в электричке, что будет дальше? Бурча себе под нос направляясь к вагону до станции Мост. И вагон не вагон, а желеный ящик, холодно в нем как в холодильнике. Это что для сохранности груза?

    И тут он понял, что не хочет к этой станции Мост, эхо которой отражается от железных стенок вагона. Если он на нее попадет, то назад не вернется. И город не увидит, и не вспомнит… ничего не вспомнит. Будет только эта станция Мост в железных арматуринах, ржавчине, троссах натянутых до стального пения. Силки для ветра. И сам он вмерзнет в холодную сталь арматурин, покроется со временем ржавчиной, а потом в него вкрутят болт, прямо в солнечное сплетение. Он все будет чувствовать, а сказать – ржавчина рот залепила и ест, хорошо пережевывая каждый кусочек 33 раза. А пальцы вытянут в стальные троссы, в которых запутается очередной ветер. Пойманный ветер уйдет в переработку на стальное пение, скрипы и стоны огромной станции Мост, подвешанной и раскачивающейся, как гигантский многоярусный железный гамак-ловушка…

    Выбежал в тамбур и начал судорожно дергать створки дверей. На повороте электричка притормозила и он сиганул вниз. Отделался легким испугом, ободранными локтями и коленями.

    Хорошо, тепленько, солнышко светит, травка зеленеет. Почти счастье. И электричка к станции Мост стала уже чем-то вроде говорящей лошади из сна.

    -- Ты чего здесь валяешься? Тут валяться всяким охламонам нельзя, у тебя разрешение на валяние в общественных местах есть? Я тебя спрашиваю, есть?
    -- Что есть?
    -- Тебя есть! Смотри какой, аппетитненький, розовенький, пухленький, сочненький.
     Поднялся и побежал от греха подальше.
    -- Да ты что, я же пошутила. Эй, Поросёночек, вернись. Вернись! У меня дети голодные, некормленные… Пойдем ко мне в гости.
    -- Как-нибудь в другой раз, непременно воспользуюсь вашим гостеприимством.

    -- Тут они все такие потороченные, чтоли?
    -- Кто потороченный?
    -- Все…

    -- Мне в город надо, как мне до города дойти?
    -- Смотря в какой город тебе надо, городов много.
    -- Мне туда, где я узнаю, вспомню, мне хотя бы к тому троллейбусу, который вывез меня к станции Морской.
    -- Ну-у, если принмать во внимание, что каждый город – отражение того Города, то в любом городе ты найдешь что-нибудь узнаваемое и вспоминаемое, так что тебе, значит, все равно в какой город идти.
    -- А разве все города это одно и тоже, они одинаковые?
    -- Ничего ты не понял, они не одинаковые. Они разные, как отражения в разных искривлённых зеркалах, стоящих друг напротив друга.

    Попробовал представить. Голова пошла кругом.

    -- Бр-р-р.
    -- Вот то-то. Так куда ты говоришь тебе надо?
    -- Мне к городу выйти.
    -- К какому городу? 
    -- Ну к своему.
    -- А как ты узнаешь, что он твой?
    -- Это моё дело.
    -- Грубиян, ему тут все рассказываешь, объясняешь, а он хамит. Чао, бамбино!
    -- Подождите, подождите.
    -- Чего еще?
    -- Так как мне выйти?
    -- А куда тебе?
    -- Туда!
    -- А, ну раз туда, тогда прямо до первого тупика налево, потом до обгорелого дерева мимо станции Пересадочной, а…
    -- А как мне до станции Пересадочной дойти?
    -- А тебе туда нельзя.
    -- Как нельзя?
    -- А вот так нельзя. Неположено.
    -- Кем?
    -- Мал еще знать.
    -- А куда мне можно?
    -- О! растешь на глазах.
    -- Так куда мне можно?
    -- Туда.
    -- Куда туда?
    -- В Город, мальчик, учился бы ты в школе на одни пятерки, ел бы мороженое килограммами. А так… кстати огурец не хочешь?
    -- Нет не хочу.
    -- Ну и зря.
    -- Так как мне до города дойти?
    -- А я откуда знаю?
    -- Ты же сам сказал.
    -- Ну, то что мне в город можно.
    -- Нет, в город тебе тоже нельзя. Тебе в Город можно.
    -- И как туда дойти?
    -- Смотря откуда начинать свой путь.
    -- По-моему, мы ходим удивительными кругами. Я пошел. Чао, бамбино!
    -- Нет-нет, только не налево. Никогда не сворачивай налево.
    -- О премного благодарен. Всего хорошего.
    -- Ведь, если бы ты пошел налево, то сразу пришел бы на станцию Пересадочную, а оттуда рукой подать до города.

    Он опять уснул. Опять пришла лошадь, томно смотрела и разливала чай в китайский фарфоровый сервиз.
    -- И что нам с тобой таким делать? Может продать? Хотя… сколько за тебя дадут-то? 25 фунтов табака, если не фунтиков…

    Бред. Дошел он до Города, от которого все остальные города отражаются. Тынялся по нему весь день, ноги сбил. Ничего не нашел, ничего не вспомнил и вообще ничего. И Город этот не город, а картинка на асфальте и как раньше не заметил? Тоже мне Город. Разве это тот город, который я так пытался найти? Неужели все остальные города это отражения этого?

    -- А ты что думал?
    -- Я -- ничего…
    -- Вот и правильно, мертвым думать и не надо.
    -- Я не мертвый.
    -- Ты посмотри на себя, ты же умер.
    -- Как это умер? Так не бывает.
    -- Еще как бывает.
    -- Не правда.
    -- Как это не правда? Правда.
    -- Ничего же нет.
    -- Ну и что, я могу придумать заново.
    -- Не можешь.
    -- Могу, я все могу.
    -- Уже не можешь.
    -- Я что-нибудь придумаю.
    -- Попробуй.
    Щелкает пальцами – ничего не происходит.
    -- Попробовал.
    -- Ну хоть что-то я могу? Я же все помню.
    -- Что помнишь?
    -- Ну билетершу, и кондуктора, и Мост, и как с электрички прыгал, и Город, и все помню.
    -- А до этого?
    -- Что до этого?
    -- Что ты помнишь до этого? Ты ничего не помнишь.
    -- Как не помню? Помню.
    -- Ну, ну – вспоминай.
    А что вспоминать, если вспомнить нечего. Помню только, только…
    -- Давай-давай, ты на верной тропинке. Дерни за веревочку, дверца и откроется.
    -- Я… я… я…
    -- Ты… ты… ты… давай, я в тебя верю, мы тут все в тебя верим.
    Не помнишь… потому что мертвые ничего не помнят.
    -- Я не мертвый.
    -- Тогда вспоминай, хотя, чего уж там, ты же умер.
    -- Не умер.
    -- Умер, тебе говорят, значит умер. Ничего привыкнешь. Тут все поначалу нервничают, дергаются, а потом привыкают, потому что мертвые, потому что умерли. Ничего ничего, и ты сначала подергаешься, синяки под глазами появятся, хотя, какие у мертвых синяки?
    -- Я не мертвый.
    -- Мертвый, мертвый. Может к доктору пойдем проверим?
    -- Но я же дышу, и нога болит до сих пор, и вот ранка, и еще одна. Я живой, видишь?
    -- Неа, не вижу, я вижу, что ты умер. А все это фантомные боли, чему болеть, если нечему болеть… о-о-о… пошутил, надо будет запомнить, нашим рассказать.

    -- Я, я… вспомнил…
    -- Поделись.
    -- Я потерялся. Я выпал с балкона.





































































































































































    Вам это будет интересно!

  • Безымянный 42226

  • Безымянный 135677




  • Последние новости


    Пробковые утеплители

    Одним из высокоэффективных современных утепляющих материалов считаются плиты, изготовленные из измельченной коры пробкового дуба. Среди их главных достоинств следует назвать небольшой вес, твердость, прочность и устойчивость к гниению и образованию плесени при воздействии влаги. Пробковые теплоизолирующие материалы не повреждаются грызунами и не разрушаются...
    Читать далее »

    Приложение

    Утепление окна стекловолокном – обязательное условие, при котором значительно снизятся теплопотери. Теплоизоляция кирпичного дома плитами пенополистирола – надежный способ сделать жилище теплым и комфортным. Как сделать это правильно, показано на рис. 50. ...
    Читать далее »

    Пенополистирольные утеплители

    В последнее время на строительном рынке особенно высоким спросом пользуется теплоизолирующий материал URSA XPS. Его выпускают в форме жестких плит, размер которых составляет 1,25 × 0,6 м. Сырьем для производства данного материала является экструдированный пенополистирол, обладающий структурой с закрытыми ячейками. URSA XPS – это утеплитель, главными свойствами которого являются устойчивость к воздействию влаги и высока...
    Читать далее »

    Торфяные утеплители

    Для повышения теплоизоляционных характеристик ограждающих конструкционных элементов нередко используют торфоизоляционные плиты. Их производят на основе плохо разложившегося торфа, который отличается волокнистой структурой. В процессе обработки сырье формуют и выдерживают в условиях высокой температуры. Плотность торфоизоляционных плит составляет от 170 до 260 кг/м3, а коэффициент теплопроводности равен 0,06 Вт/(м°С)...
    Читать далее »

    Теория теплопередачи - основа строительства

    Современные физики говорят о 3 явлениях, выражающих теплопередачу, – теплопроводности, излучении и конвекции. Каждое из них обладает собственными характеристиками. Так, при определении свойств однородных твердых тел говорят о теплопроводности. Ее суть заключается в способности одного объекта передавать тепло другому при соприкосновении либо посредством промежуточного проводника (рис. 3). ...
    Читать далее »

    Древесно-стружечные теплоизолирующие материалы

    Одним из наиболее распространенных в настоящее время древесно стружечных утеплителей является фибролит. Его получают путем смешивания древесной стружки, портландцемента и воды. Древесная стружка, или древесная шерсть, при этом должна состоять из лент длиной не менее 50 см. В некоторых случаях портландцемент нередко заменяют магнезиальным вяжущим компонентом. Перед технологической обработкой древесную стружку, вы...
    Читать далее »

    Стеклянные утепляющие материалы

    Технология изготовления стекловаты во многом сходна с методом производства минеральной ваты. В качестве основного сырья выступают мел либо известняк, кварцевый песок и сульфат натрия либо сода. Кроме того, для получения этого утеплителя могут использоваться и остаточные продукты стекольной промышленности. Стеклянная вата состоит из тончайших волокон, которые получают путем вытягивания из предварительно расплавле...
    Читать далее »